Мой путь к Ленину

Пути господни неисповедимы для нас, смертных, но исповедимы для бессмертного Всеобщего Отца, Отца всех земных личностей. По отношению к Отцу все мы на земле, без какого либо исключения, являемся божественными братьями, товарищами, пока что, увы, далёкими от осуществления этого высочайшего звания.

Отправной координатой в этом пути считаю 1941 год и эвакуацию из Ленинграда сначала в ярославскую, а затем подальше от фронта, за Урал, в Курганскую область. Там было три заветных желания: во – первых досыта покушать, во – вторых нетерпеливое ожидание окончания войны, и в третьих возвращение домой, снова увидеть маму. Первое и последнее исполнились заблаговременно, летом 1944 года мама забрала меня с сестрёнкой в Ленинград. В то военное время это был истинно материнский подвиг.

Мой родной отец, родом из раскулаченных крестьян, пропал без вести на Ленинградском фронте в ноябре 1941 года. Нас радушно встретил неродной отец. Впоследствии я стал называть его батя. Объединяла его с мамой всё та же трагедия раскулачивания. Он причислял к антихристам Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Почему-то, первых трёх зачислять в антихристы я не соглашался, чутьём ощущая, что советская школа искажает суть марксизма – ленинизма. На словах вроде бы за, а на деле и вовсе против и виной тому Иосиф Сталин. Поэтому, по словам бати, причислял к антихристам только Сталина.

После окончания техникума связи, в 1952 году я был распределён в п\я 45 и после смерти Сталина в 1953 году (мне было тогда 20 лет) решил самостоятельно ознакомиться с трудами Ленина, более всего с 1917 г. Мне несказанно повезло: в библиотеке этого секретного почтового ящика пылилось на полках, чудом сохранившееся, самое правдивое, третье издание сочинений Ленина (Красные книжицы). Выдавать их на руки по понятным причинам тогда запрещалось. Библиотекарь благосклонно позволила читать внутри книгохранилища, подальше от посторонних глаз.

Более всего, своей откровенностью, меня потрясали речи Ленина, обращённые к аудитории. Некоторые высказывания в этом плане были подобны разорвавшейся бомбе, притом, что Ленин был истинно диалектическим продолжателем учения Маркса и Энгельса. Под впечатлением от прочитенно я увлёкся философией Гегеля и его законами диалектики, пытался воссоединить ее категории, такие как количество и качество, сущность и явление, форма и содержание, но из этого ничего не вышло.

Шло время и наступила хрущёвская оттепель, «развенчавшая» культ Сталина. Однако Хрущёв по нутру оставался сталинистом, в том смысле, что с помощью партийных постановлений считал допустимым резко изменить ход общественно экономического развития СССР. Я имею в виду абсолютно дурацко — торжественное обещание КПСС! (читай самого Хрущёва), что советские люди к 1980 г. будут жить при коммунизме в одной, отдельно взятой стране.

Никому из основоположников марксизма и в голову не приходило устанавливать сроки наступления социализма, тем более коммунизма. Последователи Ленина, именующие себя «верными продолжателями» его дела, решили, что они умнее основоположников… Хорошо, все мы люди, ну что бы Хрущёву и, не предвзято раньше Ленину, обратить внимание на идеологического противника, императора Александра Второго, который сумел изложить суть исторического материализма проще простого: «Революция есть губительное усилие перескочить из понедельника прямо в среду. Но и усилие перескочить из понедельника в воскресенье столь же губительно». (Газета «Дело» от 4 февраля 2008 г., статья «Александр второй. Наша эра »).

Вот и Хрущёв вслед за Сталиным вознамерился в очередной раз перескочить из понедельника в среду. Большей глупости и идиотизма не придумаешь: бессмысленное, беспардонное обещание коммунизма стало предвестником агонии, гибели КПСС и СССР.

Великая Октябрьская Социалистическая революция действительно имела губительные следствия. Об этом свидетельствовали восстания крестьян, недовольных политикой военного коммунизма. Последней каплей переполнившей чашу терпения партии стал Кронштадтский мятеж под девизом: «За Советскую власть без коммунистов», организованный не без помощи эсеров, анархистов и меньшевиков. Как и другие, этот мятеж был жестоко подавлен красной армией; в данном эпизоде. с участием трёхсот делегатов десятого съезда РКП( б), прошедшего в марте 1921 г., которым было уже хорошо известно, что почва для восстаний в Советской России уже снята, поскольку съездом было принято эпохальное решение о замене продразвёрстки продналогом, то есть введение в жизнь советской России государственного капитализма, обязанного быть под контролём правящей партии. В Советской России он получил название Новая Экономическая Политика, НЭП и в сущности стал преддверием истинного социализма, не того, сталинского, провозглашённого в 1939 г. и всех последующих…

Причины введения НЭПа, и его быстрые, благотворные последствия для Советской России изложил уже больной Ленин в своей уникальной провидческой речи на четвёртом Конгрессе Коминтерна в ноябре, декабре 1922 г. Уверен, последнее правдивое слово о Ленине ещё не сказано. Позволю, в этой связи, дать обширную, чеканную выдержку из его речи:

«После того, как я подчеркнул, что мы уже в 1918 году рассматривали государственный капитализм, как возможную линию отступления, я перехожу к результатам нашей новой экономической политики. Я повторяю: тогда это была ещё очень смутная идея, но в 1921 году, после того как мы преодолели важнейший этап Гражданской войны и преодолели победоносно, мы натолкнулись на самый большой – внутренний политический кризис Советской Росси, который привёл к недовольству не только значительной части крестьянства, но и рабочих. Это было в первый и, надеюсь, в последний раз в истории Советской Росси, когда большие массы крестьянства, хотя и несознательно по настроению были против нас. Чем было вызвано это своеобразное и для нас, разумеется, очень неприятное положение? Причина была та, что мы в своём экономическом наступлении слишком далеко продвинулись вперёд, что мы не обеспечили себе достаточной базы, что массы почувствовали то, чего мы тогда ещё не умели сознательно формулировать, но что и мы вскоре, через несколько недель признали, а именно: что непосредственный переход к чисто социалистическим формам, к чисто социалистическому распределению превышает наши силы, и что если мы окажемся не в состоянии произвести отступление так, чтобы ограничиться более лёгкими задачами, то нам угрожает гибель. Кризис начался, мне кажется в феврале 1921 года. Уже весной того же года мы единогласно решили – больших разногласий по этому поводу я у нас не видел – перейти к новой экономической политике. Теперь, по прошествии полутора лет, в конце 1922 года, мы уже в состоянии сделать некоторые сравнения. Что же произошло? Как мы пережили эти более чем полтора года? Принесло ли нам пользу это отступление, и действительно ли спасло оно нас, или результат ещё неопределённый? Это главный вопрос, который я себе ставлю и я полагаю, что этот главный вопрос имеет первостепенное значение и для всех коммунистических партий, ибо, если он получился бы отрицательным, мы все были бы обречены на гибель. Я полагаю, что мы со спокойной совестью можем утвердительно ответить на этот вопрос, а именно – в том смысле, что прошедшие полтора года положительно и абсолютно доказывают, что мы этот экзамен выдержали.

Я попытаюсь теперь доказать это. Я должен для этого кратко перечислить все составные части нашего хозяйства».

Это намерение Ленина вполне естественно, поскольку от него зависит направление дальнейшего политэкономического развития России. Завершая этот анализ, Ленин делает глубоко диалектический вывод о том, что коммунисты должны учиться торговать у капиталистов да так, чтобы, анализируя свои ошибки, их обставить, сохраняя пролетарскую суть партии. Вот тут-то Ленин обнаруживает себя великим провидцем. Никогда он о себе так не говорил, но в этой исповедальной речи отдельный абзац гласит: «Я хотел бы коснуться ещё некоторых незначительных пунктов. Несомненно, что мы сделали и ещё сделаем огромное количество глупостей. Никто не может судить об этом лучше и видеть это нагляднее, чем я». На мой взгляд, дело тут в том, что последователям Ленина ленинизм оказался крепким орешком, не по зубам Сталину и его приемникам, причём чем дальше тем хуже и хуже.

Ленин неоднократно предупреждал партию от ошибок, связанных с зазнайством, гордыней, всемогуществом. Например, на 8 съезде партии, 23 марта 1919 года, в докладе «О работе в деревне» он всесторонне убеждал депутатов, буквально разжёвывал и клал им в рот, что применение насилия по отношению к среднему крестьянству равносильно предательству союза рабочих и крестьян. Вот выдержки из речи, выделенные Лениным петитом: «Насилие по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред. Действовать здесь насилием значит погубить всё дело. Нет ничего глупее, как сама мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянства. …учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и НЕ СМЕТЬ КОМАНДОВАТЬ!»

По всем четырём пунктам Сталину и его приемникам следует поставить солидный знак минус…

На очереди, увы, стоял 11 съезд партии, на котором Ленин по болезни уже не мог участвовать. Главной заботой для него в этой реальности стала будущая участь партии, по существу им воссозданная. В двух предсмертных записках Молотову для прочтения всем членам ЦК Ленин, как всегда откровенно, убеждал соратников о недопустимости роста членов правящей партии, ибо на волне успехов Советской России в правящую партию без особого труда проникали люди, чуждые пролетарской идеологии, порой прямо ей враждебные. Поэтому в первой записке Ленин предлагал на съезде изменить Устав партии с целью конкретного ужесточения условий вступления в партию и более того: предпринять в Уставе необходимые меры для освобождения от идеологического балласта, то есть одновременного сокращения численности партии…

Во второй записке конкретизировал свою мысль предельно откровенно, а именно: «Если не закрывать глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не её составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией. Достаточно небольшой внутренней борьбы в этом слое, и авторитет его будет если не подорван, то, во всяком случае, ослаблен настолько, что решение уже будет зависеть не от него».

Без настоящей открытой борьбы в ленинском ЦК порой нельзя было сделать и шагу. О какой небольшой борьбе намекал Ленин, достоверно не могу сказать, но то, что ленинизм ешё при живом, больном Ленине уже начал уходить в небытие это неоспоримо. На 11 съезде были внесены поправки в Устав партии, далёкие от предлагаемых Лениным. Дальше больше: на похоронах Ленина генсек Сталин дал торжественную клятву высоко нести знамя Ленина, охранять партию как зеницу ока и что же вышло с охраной: был объявлен ленинский набор в партию, удвоивший! её ряды. Этим поступком Сталин сходу нанес страшный удар по ленинизму, не говоря уже о том, что подобные клятвенные обещания, как человеку, Ленину были чужды.

Бесспорно, Сталин это далеко, далеко… не Ленин. Во-первых он пренебрёг сохранением пролетарской идеологии партии, во вторых погубил сердечное детище Ленина НЭП, — спасение Советской России, партии и Коминтерна, в третьих провозгласил провокационную насильственную коллективизацию, далее выдвинул исторически не оправдавший себя лозунг индустриализации России, положив на все мероприятия миллионы не справедливо замученных и убиенных жертв, в том числе уничтожение старой партийной гвардии.

В её рядах был Фёдор Фёдорович Раскольников, первый советский адмирал. Он был истинно ленинский гвардеец, написал открытое письмо Сталину, в котором не оставил камня на камне от сталинской, якобы ленинской политики, за что, будучи дипломатом, поплатился смертью храбрых во Франции в 1939 г.. Кто ныне о нём и его письме вспомнит… А я держал это письмо в руках! В институте Марксизма-Ленинизма, в который я был вхож, мне дал его прочесть сотрудник по фамилии Середа, к сожалению не помню его имя и отчество.

Бесспорно, Сталин далеко не Ленин, поскольку, своей грубой, заносчивой внешней политикой, способствовал возникновению под боком СССР фашистской Германии и позднее позорному началу второй мировой войны, во время которой, в 1943 г. Интернационал был аннулирован, как я понимаю, в качестве недееспособного! А кто же оказался дееспособным?

Да, мы, в конце концов, с грехом пополам, войну выиграли не без помощи запоздавших западных союзников и, что поразительно, не без помощи остатков беспредельной веры в авторитет ленинской гвардии. Я имею в виду пошлый лозунг: «Сталин это Ленин сегодня! » Однако далее, вследствие продолжающихся грубых ошибок, произошло то, что Ленин предвидел. Вслед за отменой НЭПа и Коминтерна с лица земли исчезли КПСС и СССР. В итоге не мы, а мировой капитализм в лице США праздновал победу, праздновал наполовину, ибо НЭП, как ОБЪЕКТИВНО РЕАЛЬНАЯ составляющая советской власти, должен был вернуться в границы исчезнувшего СССР и вернулся, но уже с ЧЁРНОГО входа, в образе грабительского капитализма.

В 20 веке у России действительно была страдальческая судьба. Во — первых на неё обрушились непредвиденные испытания японской и первой мировой войны, во вторых отречение Николая второго от престола, далее позорный побег предводителя февральской Буржуазной революции Керенского в Америку, ратовавшего за победное окончание войны, побег, означавший конец восьмимесячному двоевластию и на смену скоротечной Буржуазной в октябре 1917 г. ВПЕРВЫЕ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ произошла ДОЛГОВРЕМЕННАЯ победа Великой октябрьской Социалистической революции во главе с Лениным. По сути, она стала спасением России от претензий мирового капитализма.

Теперь о главном. Спрашивается почему Ленин, в сущности, не знал поражений вплоть до введения НЭПа? Полагаю, причина была в том, что он во всём инстинктивно придерживался своего полемического определения материи, о котором в СССР трезвонили на словах, а на деле его похоронили. Вот оно: « Материя… философская категория для обозначения ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ, которая ДАНА человеку В ОЩУЩЕНИЯХ его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, СУЩЕСТВУЯ НЕЗАВИСИМО от них» (ПСС, т.18 с.131). Выделено мною.

Не смотря на полемичность, определение материи структурировано вполне логично. В нём содержатся три важнейшие компоненты. Во — первых всю тяжесть определения Ленин возложил на ОБЪЕКТИВНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ. Во — вторых показал, что нам дано её ПОЗНАВАТЬ и в третьих что, познаваемое существует НЕЗАВИСИМО, отделено от нас. И в самом деле, здравомыслящий человек, к примеру, не подумает, что ворона должна мычать, а корова каркать. Не НАШЕГО УМА БЫЛО ДЕЛО «научить» корову мычать, ворону каркать, наконец, человека говорить.

И вот, если кто бы и где бы то не было, по недоразумению, слишком упредил ход объективной реальности, там жди неприятностей вплоть до гибели, о чём и вещал Ленин в своей речи и этой участи тогда избежал, опираясь на праведный марксизм. Справедливо и обратное мнение, тот, кто слишком отстал от хода объективной реальности, не имея должной опоры, ждёт та же участь. Прислушайся Николай первый в 1825 году к своевременному призыву декабристов отменить крепостное право на Руси был бы, и он праведником. Вместо того он отправил на эшафот пятерых декабристов. Чему быть того не миновать, — его старший сын Александр Второй в 1861 году исполнил требование объективной реальности, отменил крепостное право, но время, всего то на 36 лет позже, было катастрофически упущено, и тем самым самодержавие обрекло себя на неминуемую гибель, исчезновение чуть более чем через пол века после того.

В последние годы своей жизни, у Ленина не хватало сил бороться лицом к лицу с противоречащими ему членами ЦК партии. Во время Брестского кризиса, подписания «похабного мира» с Германией, борьба достигла такого накала, что Ленин ощущал полное изнеможение, но победил, доказав, что тешить себя мыслью о мировой революции преждевременно, сверх опасно, ибо армии нет, Германия легко нас победит. Тогда Россия, исторически едва возникшая, была спасена. Помню, как сильно я переживал, читая красные книжицы ПСС в уединении библиотеки П/Я 45. В дискуссии о профсоюзах Ленин продемонстрировал воистину искусное владение материалистической диалектикой, заявив, что профсоюзы нужны для того, чтобы уметь выступать против Советской власти, но с намерением ее сохранить в роли школы коммунизма. Ленин понимал, что закон единства и борьбы противоположностей является аксиомой существования всяк сущего, будь оно неживое или живое, он говорил, что даже электрон бесконечен в своем понимании. Позже действительно выяснилось, что электрон бесконечен в единстве двух казалось бы абсолютно несовместимых противоположностей: электрон — частица и электрон — волна. Ленин был истинно ученым человеком.

С непоколебимым упорством Ленин пытался сохранять пролетарскую идеологию в партии и считал необходимым проводить чистки ее рядов. Критерии по которым человек должен был быть исключен из РКПБ были сформулированы Лениным четко и однозначно:

«Мы должны отличаться твердокаменностью в этом вопросе… Самый худший у нас внутренний враг – это коммунист, который сидит на ответст­венном (или не ответственном) советском посту и пользуется всеоб­щим уважением, как человек добросовестный. Он немножко дерет, но зато в рот хмельного не берет. Он не научился бороться с волокитой, он не умеет бороться с ней, он ее прикрывает. От этого врага мы должны очиститься и через всех сознательных рабочих и крестьян мы до него доберемся.»

Эта цитата взята из речи Ленина «О международном и внутреннем положении Советской республики», произнесенной на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов от 5 марта 1922 года. На следующий день она появилась в газете Правда, отредактированная Лениным, в которой последнюю фразу Ленин выделил петитом, как главнейшую, а для меня в стенах библиотеки П/Я 45 слова Ленина о том, что «Самый худший у нас внутренний враг – это коммунист» прозвучал словно взрыв бомбы. Фраза была дословно процитирована только в третьем издании сочинений Ленина под редакцией Бухарина, которое вышло в свет в начале 1930х годов — книги с красными обложками, о которых я упоминал. В последующих изданиях, принадлежащих «продолжателям» дела Ленина Сталину и Хрущеву фраза была изменена на «самый худший у нас, внутренний враг – это бюрократ». Подмена возмутила меня до такой степени, что я написал о ней в институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, в ответ я получил вежливые отписки, хотя вполне мог схлопотать и чего пожестче, о чем меня и предупреждали друзья, отговаривая от переписки. Времена были непростые.

Послевоенное, сталинское издание имело коричневые обложки, хорошо помню эти книжицы и пошлый лозунг того времени «Под знанием Ленина, под предводительством Сталина, вперед к полной победе коммунизма!». Пятое издание вышло уже при Хрущеве, переплет у книг был синим. Хрущев осудил культ Сталина, однако поставил на его место самого себя и даже повыше, объявив о том, что через 20 лет советские люди будут жить при коммунизме. Вместо этого советские люди получили грабительский капитализм, какая ирония.

Сталина ныне воспевает КПРФ. Воспевает того, кто безоговорочно верил в договор с Гитлером о ненападении на СССР и до последнего отказывался верить в то, что фашистская Германия объявит нам войну. Цена этой «недальновидности» — десятки миллионов погибших граждан СССР, десять миллионов членов КПСС в том числе. Как после этого не предвзято смотреть на Сталина. С сожалением приходится признать, что КПРФ сегодня бесконечно далека от идей Ленина, но в душе я надеюсь, что Ленинизм возмужает в лице коммунистических партий Китая и Вьетнама. Очень надеюсь, что руководители этих стран смогут избежать ошибок, которые сделали мы и не сделают других трагических ошибок на своем пути к коммунистическим идеалам, которые мы русские так позорно растеряли.

Анатолий Степичев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Максимальный размер загружаемого файла: 8 МБ. Вы можете загрузить: изображение, аудио, видео, документ, таблица, интерактив, текст, архив, код, другое. Ссылки на YouTube, Facebook, Twitter и другие сервисы, вставленные в текст комментария, будут автоматически встроены. Перетащите файлы сюда