Энергофонъ

Неопознанный играющий объект — экспериментальная, ламповая аудио система для проигрывания грампластинок, детали конструкции которой имеют суммарную Векторную Направленность в виде акустического рупора.

Backtomusic team

Из-за различного рода сложностей новый аналоговый аудио проект — моноблок для воспроизведения LP, — затянулся на два года, за это время некоторые идеи успели устареть, на какие-то вещи пришлось закрыть глаза, наиболее сложные моменты пришлось неоднократно переделывать. Проект был завершён волевым решением ничего больше не трогать и не улучшать. На выходе материализовался гибрид Энергетического рупора и электрофона — родной брат Тестового Аудиотракта, получивший название «Энергофонъ». Аминь.

Корпус

Изготовление корпуса и его особенности подробно описаны в статье «Энергетический Рупор» (ЭР). Передняя панель несколько отличается от панели ЭР — она составлена из косослойных реек таким образом, чтобы при распространении звука в направлении «от источника к слушателю» возникало вращение результирующего Вектора панели по часовой стрелке (см. рис). Корпус тракта покрыт самодельным янтарным лаком.

Лак

Передняя панель Энергофона составлена из косослойных реек таким образом, чтобы при распространении звука в направлении «от источника к слушателю» возникало вращение результирующего Вектора панели по часовой стрелке

Янтарный лак, слои которого высушены естественным образом, звучит благородно, он красив и прочен, приятен на ощупь, однако лакировка масляным лаком без сиккативов и освещения ульрафиолетом занимает много времени — пять слоев средней толщины с промежуточной шлифовкой занимают около двух месяцев при условии, что процесс отработан и все идет без проблем. Поскольку без проблем в таком деле обойтись сложно а времени постоянно не хватает, я решил пожертвовать аутентичностью рецепта — сделать лак с сиккативом и использовать УФ лампы. Таким образом, время лакировки должно было значительно сократиться, часть освободившегося времени можно было потратить на другие работы, однако первый блин вышел комом.

Сиккатив

После нескольких неудачных проб с самодельным оксидом свинца, занявших несколько недель, был приобретен фабричный сиккатив Marmery, единственный, который продавался в Питере на тот момент. На банке не были указаны ни его составляющие, ни пропорции добавки сиккатива в лак или краску. Распросы художников и поиски в интернет дали крайне противоречивые результаты, рекомендуемое соотношение варьировалось от 0,1% до 50%(!), то есть информация вообще не давала никакого ориентира, пришлось искать пропорции самому. Три последовательных выкраски с 0,5%, 1% и 3% сиккатива не выявили разницы в высыхании слоев лака: через три дня лак так полностью и не высох. С 20% лак на третий день высох уже почти полностью, но шлифовать его все еще было нельзя: лак был недостаточно твердым. В общем, сиккатив для масляных красок оказался не совсем тем, что было нужно, но выбора не было.

Ультрафиолетовые лампы

Двадцать процентов непонятно чего в лаке — это, конечно, нонсенс. Последний эксперимент с 20% я провел только ради интереса, добавлять более 3-5% сиккатива в лак я не собирался. По всему выходило, что без дополнительного освещения ультрафиолетовыми лампами быстро высушить лак не реально, увы, Питер не Италия — солнца нет, сыро. Для освещения в идеале нужно было четыре лампы, по числу одновременно высушиваемых поверхностей, у меня со времен работы над скрипкой осталось только две — одна не опасная для глаз (с черным баллоном) и одна медицинская, бактерицидная, смотреть на которую можно только очень непродолжительное время или в специальных очках. Позже знакомый презентовал мне четыре советские кадмиевые, спектральные лампы ДКдС-20 1970 года, которые удалось запустить с помощью двух стандартных, последовательно соединенных дросселей Д-44, подавая на них 180 вольт через ЛАТР. При этом одна лампа оказалась дохлой, одну я сжёг сам во время экспериментов, осталось две. Пришлось их использовать с теми двумя, что у меня уже были.

Все эти подготовительные моменты для ускоренного высыхания лака заняли немало времени и при этом все равно не обошлось без проблем. Лак с сиккативом, как выяснилось уже в процессе лакировки, начинал сохнуть не по всей толщине, как чистое масло с янтарём, а с поверхности. Соответственно, лак оказался критичен к толщине наносимого слоя, нельзя было превышать определенную толщину, иначе поверхность начинало морщить и по высыхании появлялась шагрень (см. фото неудачных попыток). Выяснилось, что степень освещения ультрафиолетом тоже должна быть не максимальной, а оптимальной, если её превышать, то морщины появлялись даже на относительно малых толщинах лака. Самый неприятный момент — под морщинистой коркой, если она все-таки образовалась, лак переставал сохнуть — с одним из слоев я ради эксперимента без толку прождал полторы недели. В итоге вместо того, чтобы ускорить лакировку, я потратил на неё пять (!) месяцев и нельзя сказать, чтобы остался доволен её качеством, т. к. сдирание лака и «издевательства» над аутентичным рецептом не прошли бесследно — «рояльной» поверхности без дефектов не вышло даже с третьей попытки. Однако тактильные ощущения от поверхности в последней версии оказались уже достаточно хорошими, было решено оставить все как есть и перейти к начинке системы.

выводы по лакировке
  1. Для освещения одной плоскости нужно использовать одну бактерицидную лампу 20 ватт на расстоянии не ближе 20 см от поверхности, сзади лампы должен быть плоский отражатель из фольги. Безопасные УФ лампы с черными баллонами или кадмиевые ДКдС сушат лак как минимум в два раза медленнее.
  2. Лак с сиккативом, разведенный живичным скипидаром до консистенции жидкого киселя после нанесения кистью надо еще слегка растушевывать, чтобы гарантированно не появилась шагрень
  3. Минимальный срок высыхания одного слоя любого масляного лака до шлифовки три дня, форсировать события не стоит. Для появления красивого объема и подчеркивания текстуры дерева необходимо минимум пять слоев, в идеале — десять. Для получения ровной поверхности, каждый из слоев должен быть отшлифован.

Трансформаторы

Силовой трансформатор — симметричный, на О-образном сердечнике (см.Симметричный трансформатор для двухтактных усилителей и двухполупериодных выпрямителей). Сечение железа сердечника 38×38 мм, сетевая обмотка 1140 В, обмотка анодного питания 1160 витков, четыре накальные обмотки расположены снаружи и не заизолированы чтобы была возможность получить различное напряжение накала, подпаиваясь напрямую к виткам. В ведомой катушке (которая не подключена к сети 220 В) количество витков во всех обмотках увеличено на 5%.

Все остальные трансформаторы и дроссели — однотактные, в них использованы обычные броневые магнитопроводы от старой радиоаппаратуры. Железо магнитопроводов уложено таким образом, чтобы суммарный вектор магнитопроводов был сонаправлен с шасси. Шасси, в свою очередь, сонаправлено участку корпуса, на котором оно установлено.

В качестве выводов трансформаторов используются сами провода, продетые по нескольку раз сквозь отверстия в щечках каркасов. Такие выводы звучат идеально ясно в случае, если направленность проводов и поперечная проекция вектора щечек в отверстиях совпадают. Например, если направленность щечки сверху вниз, то сверху в отверстие надо продевать конец провода. Таким образом, если нужно вывести наружу отвод обмотки трансформатора, то конец обмотки продевается в отверстие сверху, а начало следующей обмотки — снизу (см. фото), в итоге на краю щечки из провода формируется сонаправленная «катушка». Выход внешнего провода надо подпаивать к такому отводу снизу, вход, соответственно, сверху, тогда весь узел окажется сонаправленным и будет иметь практически нулевые векторные потери.

НЧ громкоговоритель

Для проекта был отреставрирован громкоговоритель The British Thomson-Houston, сделанный в конце 1920-х. Диффузор не экспоненциальный, не литой, а просто свернутый кульком гофрированный лист бумаги. Диаметр головки 325 мм, диаметр бумажного конуса 250 мм. Звуковая катушка 12 Ом, 4 слоя по 5 мм, диаметр 0,18 мм, диаметр катушки 40 мм. Катушка подмагничивания — 4 кОм, 30000(!) витков провод диаметр 0,24 мм.

К сожалению у громкоговорителя оказалось две детали, которые невозможно сориентировать правильно: корзина и корпус магнитной системы. Корзину можно сделать только по новой, а корпус можно перевернуть, но для этого требуются пресс, чтобы отделить днище, токарные работы на большом станке и дополнительная деталь — кольцо из хорошего по звуку железа. Все это было отложено до лучших времен из-за отсутсвия подходящих по звуку заготовок.

ВЧ громкоговоритель

Точно такая-же головка, как и в Энергетическом Рупоре. Корзина и центрирующая шайба у неё оказались направлены в обратную сторону, их пришлось заменить на самодельные. Также пришлось заменить гибкие выводы и контактную площадку, перемотка звуковой катушки не потребовалась.

Мотор

Работа с двигателем и механизмом привода диска заняла, наверно, раз в пять больше времени, чем планировалось. Сначала, скрепя сердце, пришлось отказаться от использования уникального двигателя, который был установлен в Тестовом Аудиотракте (ТА). После падения он серьезно пострадал, помимо этого он был коллекторным, контактные площадки на роторе были сильно потерты и несмотря на все усилия по проточке и полировке поверхности, щетки иногда начинали искрить и давать помехи на чувствительные каскады усиления. Помехи исчезали после установки фильтров в питании мотора, но детали фильтра ухудшали звучание старинного движка, приближая его к менее интересным по звуку моторам 1930-х. После нескольких сравнительных тестов и оценки степени сонаправленности деталей имеющихся в наличии двигателей было решено использовать асинхронный двигатель с короткозамкнутым ротором 1920-х от какого-то американского электрического граммофона.

Мотор периода начала депрессии США был собран далеко не идеально, ротор плохо сбалансирован, запрессован на ось неровно, грубо проточен на станке прямо поверху. Отверстия под подшипники в корпусе просверлены не соосно, из-за чего замена изношенных подшипников превратилась в еще ту проблему. Двигатель был полностью разобран за исключением ротора: вытащить длинные, деформированные медные заклепки, стягивающие пластины магнитопровода ротора было невозможно. Все остальные компоненты, включая пластины статора, по возможности были соединены сонаправленно — «снизу вверх» относительно будущего расположения мотора в тракте. Обмотки статора были перемотаны, собран самодельный привод регулировки скорости вращения с регулятором, расположенным снаружи корпуса тракта, сделана система смазки верхнего подшипника, необходимая для нормальной работы мотора в вертикальном положении. После сборки мотора выяснилось, что двигатель вращается в неправильную сторону, пришлось изобретать механизм для смены направления вращения с функцией редуктора скорости и натяжителя нити-пассика. После нескольких неудачных попыток проблема наконец была решена как по звуку, так и технически.

Нижнее основание 8 (см. рис слева и в центре) вставляется в отверстие в крышке двигателя и крепится снизу стопорным кольцом 9 так, чтобы узел в сборе проворачивался по кругу относительно крышки мотора с некоторым усилием. На нижнее основание 8 устанавливается верхнее основание 3, которое крепится с помощью узла 4 так, чтобы оно свободно вращалось вокруг оси узла 4 с минимальным зазором между ним и нижним основанием. С помощью спиральной пружины узел 4 прижимает шкив 6, закрепленный на верхнем основании к ведущему валу 1. Винт 2 служит для фиксации верхнего основания 8 в положении, когда шкив 6 отжат от ведущего вала 1, что исключает деформацию резинового покрытия шкива при выключенном моторе.

Однако проблемы на этом не закончились — вскоре выяснилось, что механический стабилизатор скорости недостаточно точно реагирует на изменения напряжения сети: слышимые детонации на звучании рояля (рояль — самый чувствительный к детонациям инструмент) появлялись при изменении напряжения сети всего на 1,5 вольта, а такие изменения в любой квартире происходят постоянно. По всему выходило, что нужен электронный стабилизатор, но транзисторный стабилизатор переменного напряжения свел бы на нет все преимущества в звучании этого мотора. Решение было найдено в виде архаичного параллельного стабилизатора с насыщенным дросселем, включенным шунтом где в качестве бареттера использована лампа накаливания. Точных формул расчета такого стабилизатора найти не удалось, в итоге параметры шунта находились методом тыка — для двигателя с напряжением питания 150 вольт и током 120 мА, оказалось необходимо железо сечением 20×15 мм и 1100 витков провода, диаметром 0,4 мм. В качестве гасящего резистора — бареттера подошла лампа накаливания 100 ватт. Коэффициент стабилизации такого узла оказался всего-лишь 3,2 (при изменении напряжения сети на 10%, выходное напряжение меняется на 3,2%), но этого хватило для того, чтобы снять проблемы детонации при колебаниях напряжения сети в квартире. Неприятной особенностью таких стабилизаторов является повышенный гул дросселя, работающего в режиме насыщения, чтобы погасить вибрации, дроссель пришлось установить на стопку из войлока толщиной 2 см.

Несмотря на все предпринятые усилия, проблемы с неравномерностью вращения двигателя полностью не исчезли, поскольку 1) — старые асинхронные двигатели с толстым валом, диаметром 8мм (имеющие неоправданно большое трение в подшипниках) и механическим регулятором-тормозом греются до 70 градусов. С прогревом увеличиваются зазоры и снижается вязкость смазки, соответственно, скорость вращения понемногу увеличивается примерно в течение часа. Частично это решается с помощью использования жидкого масла, но тогда приходится чаще смазывать подшипники. 2)- в процессе работы привода изредка возникают незначительные, но видимые на стробоскопе скачки скорости вращения, вероятная причина — между рабочей поверхностью тормоза и тормозным диском стабилизатора попадают какие-то микроскопические частицы или возникает неравномерный износ тормоза. В качестве тормоза были испробованы кожа и фетр разной плотности. Выяснилось, что все они работают без проблем только непродолжительное время — максимум несколько дней и что их необходимо пропитывать маслом, иначе они шумят, свистят и быстро изнашиваются. При этом как только поверхность тормоза начинает засаливаться, возникают вышеупомянутые скачки скорости. Эти скачки заметны только на стробоскопе диаметром 30 см, то есть они незначительны и практически незаметны на слух, но они есть и похоже никуда от них в таких старых моторах не деться. В общем, использование бескомпромиссных по звуку, но технически несовершенных двигателей однозначно не для слабонервных.

Как и в Тестовом Аудиотракте, пружины подвеса двигателя сделаны из стальных рояльных струн диаметром 1 мм, навитых виток к витку (см. правила намотки) на тонкостенную латунную трубку диаметром 10 мм, для удобства намотки трубка вставлена в сверлильный патрон (см. фото). Навивка производится над горящим газом, проволока на загибаемом участке должна быть раскалена до красна, в этом случае пружина получается ровной и с плотно прилегающими витками. Готовая пружина закаливается в холодной воде, опускать надо резко и держать пружину вертикально, начало пружины должно быть внизу. Затем с обеих сторон пружины удаляются 2-3 витка перекаленной проволоки, после этого концы проволоки можно гнуть без боязни того, что проволока сломается.

У двигателей с механической стабилизацией скорости необходимо тщательно балансировать узел стабилизатора. Для этого он вместе с ротором надо закрепить горизонтально на иголках, упирающихся в технологические, центровочные отверстия оси ротора (см. фото), балансировка производится специальными регулировочными винтами, вкрученными в овальные отверстия пластин-креплений грузиков.

Диск

Как основа, использован литой диск от граммофона 1910-х годов. Все детали узла в сборе соединены так, чтобы их осевая проекция векторов была направлена снизу вверх.

Тонарм и картридж

В системе использован доработанный тонарм на часовой пружине, в котором для дополнительного снижения векторных потерь несколько деталей были сделаны заново. С технической точки зрения была доработана пружина (рис. 1). Классическая часовая пружина имеет нелинейный участок сопротивления только в самом начале её скручивания, пока первый виток полностью не намотается на ведущий вал. При дальнейшем скручивании многовитковой пружины идет длинный участок практически линейного сопротивления, поэтому такая пружина и применяется в часах, где важна постоянная тяга во время работы. В тонарме используется только нелинейный участок, на котором сила прижима иглы будет различной для тонких и толстых пластинок, а также для покоробленных пластинок на впадинах и подъемах. Этот момент является техническим минусом любого пружинного тонарма в сравнении с уравновешенным вариантом. В пружинном тонарме желательно иметь участок примерно 5 мм вертикального перемещения с минимальным изменением силы прижима, ради большей линейности этого участка было решено сделать пружину с переменной шириной — в начале (у ведущего вала) пружина была сужена в более чем два раза, её родная толщина начиналась только через полтора витка так, что в итоге нелинейный участок сопротивления пружины растянулся с одного витка до двух с половиной витков, а доработка в целом снизила колебания силы прижима примерно в два раза.

В картридже использован самодельный кристалл. В отличие от предыдущей версии, где токопроводящими поверхностями служил графитово-шеллачный лак, в этой версии на кристалл наклеены полоски тонкой алюминиевой фольги, изъятой из старинного конденсатора. В качестве клея использован чесночный сок. Ёмкость этой версии получалась в полтора-два раза выше при прочих равных, что дало возможность использовать более толстые, механически более надежные пластины.

Проволочные конденсаторы и регулятор громкости

Переменный проволочный конденсатор используется для регулирования громкости при прослушивании пластинок пьезоэлектрическим звукоснимателем и/или как переменный конденсатор в цепи коррекции АЧХ предусилителя. Катушки намотаны проводом 0,1 мм внавал на общем деревянном каркасе диаметром 37 мм, начиная с малых емкостей. Рассчитать емкость конденсаторов, намотанных на одном каркасе практически невозможно, поскольку после намотки каждого, последующего конденсатора, емкость предыдущих конденсаторов увеличивается за счет соприкосновения с земляным проводником соседнего конденсатора и уменьшения зазора между проводами вследствие сдавливания внутренних слоев внешними. Экспериментальные данные сведены в таблицу.

Емкость, нФ 0.36 0.59 0.91 1.25 1.8 2.87 3.9 5.3 7.4 10 16
Витки 10 15 25 40 60 95 145 230 350 540 850

На практике расположение регулятора относительно сетевого трансформатора оказалось неудачным, при минимальной громкости были слышны наводки 100 Гц от трансформатора. Фон удалось снизить до приемлемого уровня, установив снизу регулятора стальную пластину. Чтобы полностью исключить возможные наводки, такой регулятор, как и любой входной трансформатор, надо делать в стальном корпусе.

Переключатели и разъемы

Все переключатели и разъемы — самодельные, сделаны из металлов почтенного возраста с учетом их направленности. Переключатель на 4 положения (см. анимацию) позволяет последовательно включать напряжение сети, анодное напряжение, включение мотора привода, лампу стробоскопа. Остальные переключатели также собраны из нескольких экземпляров от приёмников 1920-х или собраны с нуля так, чтобы суммарный вектор каждой закреплённой на корпусе детали в сборе, максимально совпадал с направлением вектора корпуса в месте крепления детали.

Переменные резисторы

Переменные резисторы собраны из подходящих по направленности деталей от нескольких заводских экземпляров. Пример работы над деталями резисторов см. Вектор — фантом.

Схема

Энергофонъ — принципиальная схема
Во входном каскаде усилителя использованы две прямонакальные лампы с вольфрамовым накалом RE-11 1923 года выпуска, собственно, весь усилитель был создан ради применения в нем этих ламп. Лампы имеют необычно чистый, мелодичный голос, хотя их внутренности, как и у других ламп, с точки зрения направленности соединены хаотично и лампы желательно выбирать из нескольких. Основная проблема использования RE-11 — малое усиление и необходимость питать их накал стабилизированным постоянным напряжением — другие варианты дают неприемлемо высокий фон. Любой стабилизатор напряжения в коротком тракте — однозначно плохая идея, звук от его использования, особенно неумелого, много теряет, однако в сравнении с лампами косвенного накала с оксидированным катодом, вольфрамовые RE-11 выигрывают с большим запасом и если грамотно реализовать схему простейшего стабилизатора, то можно сохранить их потенциал на очень высоком уровне. Стабилизатор собран на двух транзисторах А406 и П701Б 1960-х годов выпуска, стабилитроне КС156, дросселе и двух электролитических конденсаторах. Все компоненты тщательно отбирались по максимуму ясности звучания, то есть соответствия направления их соединений и выводов Контурам.

Перед первым каскадом расположены цепи коррекции сигнала с пьезокартриджа — RC цепочка (проволочный конденсатор и 47К) позволяет повышать уровень высоких частот и изменять точку перегиба АЧХ на ВЧ. Сопротивление 2М позволяет регулировать уровень низких частот. На входе первого каскада установлен переключатель входов «line in — LP». С анода первой лампы сделан выход для оцифровки пластинок. Регулятор громкости предельно упрощен, однако работает без нареканий, так как RE-11 на малых сигналах играет без искажении даже с 10 вольтами на аноде. Второй каскад аналогичен первому, но, поскольку сопротивление следующего каскада велико, на его выходе установлен проволочный конденсатор 10н. Выходной каскад включен по обычной схеме отрицательного смещения с помощью дросселя, который позволяет использовать конденсаторы меньшей емкости, чем в случае фиксированного или автоматического смещения. Выпрямитель питания усилителя стандартный.
В выпрямителе питания громкоговорителя использован кенотрон с холодным катодом RGN 1500. Из-за отсутсвия накала, при прочих равных он звучит яснее обычных кенотронов, но может давать наводки в виде треска (гармоники 50 Гц) так что входные цепи необходимо экранировать более тщательно.

Монтаж

Монтаж получился слишком тесным, и не совсем корректным с точки зрения максимального удаления цепей с малым сигналов от источников наводок и длины соединительных проводов, но с наводками в итоге все оказалось в порядке. На первом фото слева расположены дроссель и выходной трансформатор установленные на шасси, в центре два кенотрона, справа дроссель стабилизатора вращения двигателя и сам двигатель над ним. Справа внутри расположен сетевой трансформатор. Трансформатор питания, дроссель двигателя и нижняя часть двигателя установлены на фетровые подушки. Сонаправленные монтажные провода связаны в жгуты.
На втором фото показано шасси, слева дроссель стабилизатора, над ним радиатор транзистора А-406. Справа входная лампа RE-11 с которой снят экран, далее вторая RE-11 и выходная лампа CA. На третьем фото слева внизу — вход line-in, над ним переключатель входов, за ним четырехпозиционный переключатель сетевого напряжения, задержки подачи анодного и включения светодиода подсветки стробоскопа. Справа внизу регуляторы громкости и коррекции. Рядом установлен древний вольтметр начала ХХ века, который пылился у меня в кладовке уже лет пятнадцать, не знаю зачем я его туда установил, никакой смысловой нагрузки он не несет.

Звук

Если рассматривать систему, только как активную АС, то из-за «лишних» деталей проигрывателя LP она получилась несравнимо сложнее Энергетического Рупора. При этом самый влиятельный и основательный компонент системы НЧ громкоговоритель British Thomson-Huston, хоть и был по своему потенциалу однозначно предпочтительней оного у ЭР, обладал невероятной лёгкостью в мидбасу и теплотой 1920-х, но с направленностью компонентов даже после тщательной переборки у него оказалось не все так гладко, как хотелось — при установке в корпус в звуке у него возникали назойливые жесткие нотки. По этой и по другим причинам я долго не мог приблизиться к звуку ЭР по чистоте и прозрачности: переделывал и дорабатывал части механики, менял проводку и так далее и тому подобное. В конце концов звук тракта раскрылся в достаточной степени, чтобы наконец ощутить долгожданное удовлетворение — благодаря деталям 1920-х и максимально возможно точной Векторной ориентацией деталей, проект в сравнении с ЭР оказался хорошим шагом вперед.
Пьезокартридж был переделан с целью расширить его частотный диапазон, при этом в нем удалось сохранить изначальную ясность и тонкость звучания более узкой полосы частот. Большинство треков раскрылось и стало звучать выразительней, в некоторых случаях выигрыш был не так заметен, иногда, чаще всего после сжатия и копирования на сайт, разница оказывалась не принципиальной. Для демонстрации звучания тракта, с его помощью были заново записаны несколько пластинок: Chet Baker, Billie Holiday, Glenn Gould, Frank Sinatra, Nat King Cole, Самоцветы. Старые варианты ремастеринга не удалялись, так что можно услышать разницу между прошлогодней и сегодняшней версией тракта. Ниже приведены примеры новых оцифровок.

Другие примеры вы можете послушать в разделе «Музыка».

Антон Степичев, 02.03.2020

Вопросы и комментарии:

Page 1 of 212»
  • Антон, здорово! Впечатляют титанический труд и до тонкостей отработанная идеология векторной направленности! Видимо, моноблок — самое правильное решение для получения бескомпромиссного звука.
    Хочется сделать с использованием Ваших идей компьютерно-мониторный моноблок с высоким качеством звука и изображения. К сожалению микросхемы 20-х годов отсутствуют, поэтому придется изощряться в их компенсации винтажными материалами.
    Записи, сделанные на Вашем новом аппарате обязательно послушаю, когда приду домой с работы.

    • Да, если нужен ясный звук и изображение, то моноблок предпочтительней. Правда есть и отрицательные моменты — вес Энергофона 41 кг, тут на пол его ставил, поясницу так прострелило, думал кирдык.

  • Уж чего-чего, а новый звукосниматель получился отличный. Технически получается только два типа звукоснимателей — пьезо и конденсаторный с ВЧ генератором, оба типа могут обеспечить одинаковую отдачу на всех частотах.
    Антон, не думали ради эксперимента изготовить аналогичный пьезо-звукосниматель для гитары или какого иного инструмента ?

    • Звукосниматель изготовить не проблема, но звучит ведь не только звукосниматель, а вся система. Так что, если делать, то всю систему, как минимум вместе с предварительным усилителем, в идеале весь комбик. Да и нужен ли ясный звук среднестатистическому музыканту? Слушать потом свои идеально прописанные киксы удовольствие не из приятных). Музыканты ценят то, что скрывает их недостатки — дистошны, компрессоры и ревербераторы. Вот если-бы, например, Гульду такой ясный звукозаписывающий тракт, то дааа…

  • Fantastic, congratulations on the assembly of a new path. I read your work closely with great interest.

    I have compared the new recordings with old. The new recordings show greater clarity and purity for sure! I am not sure if something has changed in the process of digitization as well. You can feel the golden radio voice of Sinatra, and the intonations of Gould, especially in the LF.

    Thank you for sharing your creation and its sound. Sorry that my comment is in English, I cannot write Russian

    • Thanks for the interest, Sina.
      From my point of view, the oldest radio components and their exact orientation are the only way to “pull out” the unique intonations from the old recordings and I am glad that one can hear this even via the Internet

  • Не только Sina смог услышать уникальные интонации в старых записях — записываю Ваши оцифровки на кассетный магнитофон, слушаю и удивляюсь — как такое вообще возможно, даже пройдя через интернет -сервер, и не один, ясность удивительная, музыкальность неповторимая?!…
    Браво!

    • Такая реакция — редкий случай. Большинство пролетает мимо и искренне не понимает о чем вообще речь, зачем нужны все эти непонятные телодвижения со старым железом, какие такие векторы и ясность. Но надо признать, что так оно и должно быть — если слушать треки напрямую с сайта на обычном компе, то человеку со стороны сложно понять, что хуже, что лучше и почему — все звучит с большими огрехами, особенно сильно страдают пространство и воздух. Часто нет принципиальной разницы даже с моей точки зрения.

  • Антон поздравляю всё слышно и разница огромная !!!
    С фоном тоже отлично , я свой еще не поборол .
    И почему диоды именно 305 ?

    • Причина обычная — это самые старые мощные диоды, которые были в наличии и по звуку они оказались предпочтительнее всех остальных.

  • Антон, поздравляю вас с завершением нового проекта! Я давно слежу за вашим тврочеством и искренне восхищаюсь вашей безкомпромисностью и отдачей делу. Однако мне не совсем понятен итог.
    Ваш сайт называется backtomusic. Судя по наполнению ваших статей это название не совсем оправдывает себя. Вы много больше уделяете внимания теоретической базе, упорядочиванию вашего конструкторского опыта, и практически ничего не пишите о самом главном о музыке. Понятно, что вы описываете способ возвращения и все такое, но все же,- что в конце? К какой музыке вы все таки вернулись и вернулись ли вообще? В чем это возвращение выразилось кроме повышения ясности и разборчивости записанных вами фонограмм?
    С уважением

    • Даниил, все просто, я считаю, что музыка, как она воспринималась людьми в эпоху до и раннего аудио, постепенно исчезает из окружающей действительности, основная вина в этом лежит на звукозаписывающей индустрии (см. статью АМЛ Блестящие звукозаписи). Соответственно, все свои силы я направляю на исследование и систематизацию тех моментов в звукозаписи, которыми радиотехника пренебрегает. Программа максимум — выделить, записать и продемонстрировать неподготовленному слушателю пресловутые «тонкие потери» в музыке, о которых уже так много всего было сказано.
      На каком этапе программа сейчас не мне судить, но на мой взгляд до серьезных результатов еще далеко.

  • Здравствуйте Антон!
    Хочу еще немного помучить Вас вопросами про направленность.
    При манипуляции с направленностью, я обычно начинаю плясать от сетевого кабеля и силового трансформатора. Но т.к., я не умею определять абсолютную направленность, то я просто (не спеша, с учетом времени приигрывания) перебираю на слух все возможные варианты подключения проводов кабеля, трансформатора, выпрямителя и т.д. до достижения максимальных ясности, эмоциональности и гармоничности. Чем более хорошего звука я достигаю, тем точнее и с меньшими ошибками удается двигаться дальше. Но до определенного предела. Когда звук становился таким, что мне на текущем этапе он нравится (гармоничный, волшебный, достаточно ясный звук со звучанием из всего объема комнаты, а не из динамика), здесь мне приходится останавливаться, привыкать к звуку и пытаться понять, что же в нем еще осталось плохого, несмотря на то, что он мне нравится и я могу слушать его долго. Хорошо помогают серебряные монеты 16 века. После прикладывания их к микросхемам, выпрямительному диоду и т.д., звук дополнительно автоматически улучшается и становится понятным, куда двигаться дальше и каким должен быть звук на следующем этапе.
    Вопросы.
    1. Двигаясь путем выстраивания относительной направленности (определять абсолютную направленность руками, как Вы, я не умею) , у меня не раз получалось, что после очередной манипуляции направлением где-нибудь в середине схемы, для достижения лучшего звучания, приходилось переворачивать вилку в розетке. Т.е. оптимальная направленность устройства, как-бы переворачивалась наоборот. О чем это говорит? (помимо моего неумения досконально выстраивать направленность).
    2. Как при моем неумении определять абсолютную направленность, достигать наилучших результатов, чувствуя только относительную направленность?
    3.Есть ли точка отсчета абсолютной направленности в устройстве, если так можно выразится? Если не ошибаюсь, Вы говорили, что плясать нужно от громкоговорителя. От его звуковой катушки? От корпуса? Каким образом это делать, если я умею чувствовать только относительную направленность?
    4. Как лучше натренироваться определять абсолютную направленность?

    • Александр, добрый вечер!

      Двигаясь путем выстраивания относительной направленности, у меня не раз получалось, что после очередной манипуляции направлением где-нибудь в середине схемы, для достижения лучшего звучания, приходилось переворачивать вилку в розетке. Т.е. оптимальная направленность устройства, как-бы переворачивалась наоборот. О чем это говорит?

      Говорит о том, что ошибок все еще много. Надо сориентировать контур 220в, там самое важное — сетевая обмотка трансформатора, даже если большинство соединений и кабелей в цепи питания 220в будут идти до розетки не правильно, положение вилки будет все равно определяться сетевой обмоткой. Звук из-за неправильно включенных проводов, конечно же пострадает, слышимость снизится, так что после определения начала и конца сетевой обмотки надо последовательно по цепочке развести все провода сонаправленно прямо до вилки, «выход» должен уходить в фазу. Провода от розетки надо подвести прямо к щитку, землю прикрутить к шине, а фазу включить через отдельный предохранитель, который желательно выбрать из нескольких и тоже включить по направлению, определив его заранее. Если все сделать правильно, то неопределенность положения сетевой вилки исчезнет, а звук раскроется.

      Как при неумении определять абсолютную направленность, достигать наилучших результатов, чувствуя только относительную направленность?

      Думаю нельзя не уметь первое и уметь второе — в обоих случаях ощущения и действия одинаковы — вы пробуете звук так и эдак и останавливаетесь на предпочтительном варианте. Но не суть, загвоздка в том, что, например, переполюсовав провод и выбрав лучший на данный момент вариант его звучания, нельзя быть уверенным на 100%, что вы уложили провод согласно Контурам (то-есть выбрали абсолютное направление). Это происходит потому, что в заводских конструкциях и на ранних стадиях настройки тракта много элементов изначально соединены не правильно, все они вносят дисгармонию в звук. Если рядом с каким-нибудь неправильным компонентом или группой компонентов поменять направление провода на правильное (абсолютное), то из-за общего прояснения звучания дисгармония становится более заметной. Улучшения, связанные с установкой провода согласно Контурам тоже становятся заметны, но в зависимости от вашего настроения, музыкального материала и других плохо предсказуемых влияний, в итоге можно выбрать, как первый вариант (относительный), так и второй (абсолютный).
      Если в последствии не предполагается никаких дополнительных вмешательств в тракт, то все равно, что вы выберете — абсолютное или относительное. Однако если продолжать тонкую настройку звучания где-нибудь схемотехнически или конструктивно рядом, то выбранное ранее относительное включение наряду с другими неправильными деталями будет сдерживать прирост ясности и не давать звуку раскрываться в достаточной степени. Поэтому конечно надо уметь распознавать признаки «абсолютного звука», чтобы отдавать предпочтение именно им даже в ущерб чему-то казалось-бы более ценному на данный момент. Но проблема в том, что все такие ситуации уникальны (так-же, как уникальны фрагменты музыки) и у них нет одинаковых признаков. Выбор правильного варианта — это проблема, которую, по моему опыту, можно решить только методом проб и ошибок. Я сам делаю ошибки и ничего не могу с этим поделать.

      .Есть ли точка отсчета абсолютной направленности в устройстве, если так можно выразится? Если не ошибаюсь, Вы говорили, что плясать нужно от громкоговорителя. От его звуковой катушки? От корпуса?

      Да, громкоговоритель (ГГ) слышен лучше всего, я начинал когда-то со звуковой катушки и пошел дальше — гибкие выводы, акустические провода, выходной транс итд. При этом еще нужно учитывать важный момент, влияющий на общую слышимость и скорость ее прироста — это направленность деталей ГГ и корпуса АС. Здесь нужно как минимум определиться с предпочтительным направлением ГГ и передней панели, на практике в 50% случаев звук изнутри колонки получается яснее и чище, «глубже», чем с лица АС. Точнее так — в 25% звук явно лучше выражен сзади (неправильный вариант), в 50% определиться сложно и в оставшихся 25% звук явно лучше спереди (правильный вариант). Если вам достался неправильный вариант, тогда при определении направлений проводов надо ориентироваться на звук изнутри открытой АС или щита. Ошибок будет меньше.
      На этапе, когда в разрыве громкоговорителя будет уже ясно слышно направление провода, надо определить там направление самой старой моножилы, имеющейся в наличии и развести ей весь тракт. Тракт должен выразительнее запеть и проясниться, если этого не произошло, значит направление было определено не правильно и тракт надо переразвести заново. Как только с помощью такой разводки одним старинным проводом вы получите явное улучшение ясности и выразительности, считайте, что у вас есть реферренсный провод со 100% определенным направлением. После этого уже можно потихоньку двигаться дальше, ставя и другие провода, комбинируя окраски, но сверяясь с референсным проводом в сомнительных случаях.

      Как лучше натренироваться определять абсолютную направленность?

      Не знаю ничего, кроме метода проб и ошибок. Еще для тестов очень важна максимально живая музыка, вы на какой музыке тестируете компоненты? Несколько любимых треков для примера.

  • Антон, огромное спасибо за подробные пояснения! Они просто неоценимы!
    По громкоговорителю, у меня действительно звук изнутри лучше, чем снаружи. как я не пытаюсь что-либо сделать.
    По музыке, я пользуюсь как вашими треками, так и отобранными из интернета.
    Раньше я использовал относительно простые хорошо звучащие камерные произведения с небольшим числом инструментов, как классические, так и джазовые, а также сольные песенные партии. По мере улучшения тракта, сейчас я все больше использую записи больших симфонических оркестров (мои любимые треки увертюра Дунаевского к детям капитана Гранта, полет валькирий Вагнера, произведения Рахманинова, Малера). Стараюсь улучшить разборчивость звучания отдельных групп инструментов в полномасштабном звучании оркестра. Также тестирую многоголосыми хорами (Кармина Бурана, Половецкие пляски). Также, обязательно проверяю звучание говорящего мужского голоса, для меня это почему-то самый сложный тест. Сложно сделать, чтобы говорящий мужской голос не разваливался на массу отдельно звучащих кусочков, а был мощным и слитным.
    Еще раз, спасибо за внимание и за подробные ответы на мои вопросы!

    • Да не за что, Александр. Я имел ввиду не названия, а конкретные треки, тк необходима только совокупность определенного качества записи и произведения самого по себе. Но во всяком случае пластинку Грампласттрест 78 об черный лэйбл Дунаевского Дети капитана Гранта я знаю, это еще довоенная запись, там в оригинале сумасшедшая, просто шокирующая энергетика. На нее точно можно ориентироваться. При последовательной работе над трактом эта запись должна постепенно раскрываться в глубину, обретать объем и гипнотическую силу, с каждым правильным шагом она будет «цеплять» при все меньшей и меньшей громкости. Если делать ошибки, то в противоположность этому будет возникать вялость, «гулкость», призвуки в мидбасу и резкий крик на форте в верхней середине.

  • Антон!
    Восхищен Вашей работой. Наверное, так работали Гварнери, Страдивари.
    Хотя им было проще.
    Ваш труд феноменален.

  • Антон! Прочитал, что товарищ пишет эти оцифровки из интернета на магнитофон. Страшно представить потери при этом! Вспомнил, как в юности с изумлением выудил все 16-ти часовое «Кольцо Нибелунгов» в исп. Фуртвенглера из маленькой розетки в стене:) Радиотрансляционная точка!!! Эти записи нужно транслировать по проводам в наши квартиры!!! Тогда почти без потерь будет!:) Или на худой конец — ламповая радиостанция!

    • Да где же ее взять, эту радиостанцию)
      А трансляция, которая была в нашем советском детстве это совсем не то, что есть сейчас. Может в старых домах в глубинке остались старые усилители, трансформаторы и провода, а может где и лампы, но в больших городах все уже давно новенькое. Хотя все равно это должно быть лучше интернета.

      • А за радиостанцию я думал. Последнее, что было на уме — двухтактный выход, двухпроводная антенная линия, направленность обоих проводов «на выход». Антенна симметричный диполь. Фазоинвертор мудрёный, два отдельных каскада, модулированный сигнал идёт от одного источника на сетку прямого каскада и катод обратного, всё согласованно с направлением сигнала и электронов. Что по лампам : 6П6С, 6Ж4, 6П3, ГУ-13 или ГК-71 начала 50-х годов вполне доставаемы. Ёмкости малы, нагрузка дросселя.
        Дополнение по лампам : ГУ-50 второй половины 50-х, Г-807 начала 50-х, 807 сороковых.

        • Красивая утопия. Мало сделать, потом ведь ее надо регистрировать, следить, содержать итд и тп. Это при том, что слушать ее будет пара человек.

  • Если передачу можно будет принимать на обычную ламповую радиолу, каковая имеется у всех любителей аналогового аудио — то, уверен, сотни людей будут слушать!

    • Дима, ты неисправимый оптимист) чтобы такой проект потянуть, нужна команда спецов и ежедневная работа. Иначе получится фигня, побаловаться и забыть.

  • Приветствую всех. Я один из тех, кто записывает эти оцифровки на магнитофон и поэтому мне интересно о каких еще «страшноподумывающих» потерях идет речь при этом процессе, ну конечно кроме тех, что имеют место быть при очередном процессе перезаписи фонограммы? Мне казалось, что самые страшные потери уже произошли в момент оцифровки аналоговой записи источника, не идущие ни в какое сравнение с потерями при очередной аналоговой перезаписи. Более того, всегда считалось, да и, по-моему, А.М. Лихницкий в одной из статей в»Аудио Магазине» писал, что цифровая фонограмма, записанная на магнитную ленту становится более благозвучная и более приятная для прослушивания. Ведь мы все слушаем оцифровки Антона через интернет, разве не так? Мы уже имеем дело с «покалеченным» (оцифрованным) музыкальным материалом, каким-то чудесным образом «подлеченным» автором этого сайта. Как Антон умудряется создавать фонограммы, я бы сказал, «бедные на воспроизведение» и одновременно богатые на восприятие и эмоциональное воздействие, я не понимаю! Не знаю, правильно ли я поступил, будучи совершенно не подкованным в техническом плане, написав все это, но уж очень хочется узнать мнения других по этой теме.

  • Добрый день! Говоря про потери, я имел ввиду разницу между аналоговым звуком и оцифровкой его. Передавать в эфир я предлагал не оцифрованный, а аналоговый сигнал прямо с Энергофона, либо с магнитофонной пленки, записанной с него. Какие потери я имел ввиду? Не «качества», не параметров, а энергетики звука. Эти потери появляются, на мой взгляд, когда прерывается цепочка волновой передачи звука, в тот момент, когда электро-магнитная волна преобразуется в код. После восстановления обратно в волну, в DAC, энергия уже не возвращается. Я ощутил это на физиологическом уровне. У меня были магнитофонные записи одной и той же пластинки, сделанные двумя способами: 1) скачанная из интернета оцифровка в формате flac (сделанная на запредельно хай-эндовском оборудовании) записана через приличный ЦАП на кассету, 2) та же пластинка записана с вертушки со средним ММ катриджем через ламповый фонокорректор на тот же кассетник. Однажды мне пришлось полгода делать тяжелую физическую работу на улице, при этом я пытался «подпитываться» от музыки. Та и другая кассета поочередно вставлялись в плеер, и я заметил, что прослушивая первый вариант, я просто еще раз услышал любимую музыку, не более того. После прослушивания же второй кассеты, было ощущение, как будто «котлету съел» — резкий вброс энергии в усталое тело, второе дыхание! Эксперимент этот я повторял неоднократно с разными записями, и всегда аналогичный результат. Я объяснил это так: слушая «цифру», мы лишь получаем ИНФОРМАЦИЮ о звуке, в то время как аналоговая запись — это сам звук с его энергетикой. Да простят мне знатоки дилетантизм и интуитивизм этих рассуждений!

  • Что же касается работы Антона, тут мое мнение, что его искусство в том, чтобы суметь приготовить эту информацию о звуке так, чтобы в нее не затесались никакие компьютерные артефакты, никакой цифровой мусор. Когда мы не ощущаем никаких странных примесей, ничто не мешает произойти своего рода рефлекторной реакции: мозг включает воспоминания о тех ощущениях, когда мы слушали живой звук, и эти ощущения достраивают нам эмоциональную картину восприятия этой оцифровки. Если подумать, то все восприятие человека построено на этом эффекте, например мелькающие со скоростью 24 раза в секунду статичные кинокадры мозг достраивает нам в движущееся изображение! Ну да, оцифровка — обман чувств, но если он искусно «приготовлен», то, процитирую Пушкина:
    Ах, обмануть меня не трудно!..
    Я сам обманываться рад!

Page 1 of 212»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *